Молитва белой ночи

Здравствуй, самая белая ночь.
Растворившая сахар и сливки в городском граненом стакане многоэтажек и стеклоблоков. Отражающаяся звездным небом стекляных песчинок на сером асфальте. Заблудившаяся в окнах плохо спрятавших свои чрева домов. Засмотревшаяся в глаза случайных прохожих. Зазевавшаяся хозяйка опрометчиво выкипающего молока.
Случайная свидетельница полуночных страстей, вынесенных на улицы и дворы домов случайных жертв твоих кораблекрушений.
Раскидай нас руками своих мостов. Разведи по разным берегам. Усыпи шуршанием шин по ночным маршрутам. Утоми пристальным вниманием своих многотысячных глаз-не к месту горящих фонарей. Расшифруй иероглифы своей колыбельной на трещинках асфальтовых скрижалей. Сотри боль и усталость с лиц людей своим фирменным белым мылом. Причеши гребнем своих перил суетливые мысли прохожих. Переполни сердца узривших тебя безмерной своею любовью.
И уходи, дав время самому белому дню. Но обязательно возвращайся!

ПОСЛЕВЧЕРАШЬЕ

Наверняка тебе знакомо состояние… после какого-то важного события или праздника, события, на которое ты возлагал большие надежды, которое означало для тебя выход на новый уровень, события, которое наверняка уже изменило твою жизнь, хотя ты еще и не понимаешь как…
И вот оно прошло… Завершилось… Закончилось…
С утра ты просыпаешься, а внутри… пустота и тишина.
И тебе кажутся странными звонки, которые пытаются вернуть тебя в проблемы сегодняшнего дня, сообщения и письма, которые говорят тебе, что нужно снова куда-то бежать и что-то делать… Ведь для тебя СЕГОДНЯ еще не наступило, скорее — это ПОСЛЕВЧЕРАШЬЕ — несуществующий день, в котором, в твоей голове, кажутся более реальными события, которые захватили тебя и не хотят отпускать. Ты заново проживаешь вчерашние эмоции, продолжаешь разговаривать со вчерашними собеседниками и участвуешь в прошедших событиях.
Это происходит тогда, когда вчерашнего дня было так много, что его события не умещаются в обычные 24 часа и продолжают течь и сбываться…
Сегодня у меня такой день. И я позволяю ему быть. В моих мыслях и чувствах осталось столько невысказанных слов и не выраженных эмоций по поводу состоявшейся премьеры «ПутеШествия», что я продолжаю мысленно говорить то, что недосказанно и хочу поделиться этим с тобой.
Я снова и снова нахожу подтверждение простой мысли о том, что нет ничего невозможного из того, что можно захотеть и мысленно представить…
Я вспоминаю тот зимний промозглый вечер и кафе ВДНХ и нашу первую встречу с Наталией Кадочниковой, которая предложила сделать фильм или спектакль по моей книге. Было ужасно холодно. Дверь кафе постоянно открывалась впуская все новые и новые порции морозного воздуха… А мы не расходились, несмотря на то, что логическая часть встречи уже давно закончилась… После этой встречи я заболел… Заболел не только простудой, но и театральным вирусом.
Наталья познакомила меня с режиссером Владимиром Розыграевым, который тут же нарисовал на листочке бумаги каким образом он видит сцену… и я тут же понял — спектаклю быть…
Еще вспоминаю, как редела наша административная группа, теряя в своем полку. Как приходилось занимать пустое место выбывшего «бойца» нам самим, беря все новые и новые обязанности на свои плечи. Как лихо включалась в эту работу Инга Науда… Как мы выбирали площадку для спектакля… Как за полтора месяца до премьеры, мы решили, что музыка для спектакля должна быть аутентичной и Женя Женин согласился за это короткое время написать саундтрэк и стать звукорежиссером спектакля. Как я впервые увидел репетицию и познакомился с главными героями — моим тезкой Дмитрием Гульневым и Сергеем Красовским — прообразом Михаила. Помню тогда я подумал: как такое возможно?! Именно так я представлял себе Михаила, а Дмитрий чем-то похож на меня… и оба актеры… с юридическим образованием! До сих пор не могу без смеха вспомнить, как заново «познакомился» с Денисом Михеевым, играющем кузнеца. Выяснилось, что в труппе есть актер, который, к тому же, работает кузнецом. Это был тот самый Денис, с которым меня познакомил гончар Сергей Мельников и к которому я начал ходить и приводить друзей. «Так ты еще и актер!!!» «Ты книгу написал?!!» Примерно так звучали наши первые слова при новой встрече…
Помню момент, когда репетиции были приостановлены и судьба спектакля оказалась под вопросом… Количество вопросов и сомнений оказалось критическим даже для режиссера. Это был день, когда мертвую точку пришлось преодолевать мне, взяв на себя дополнительную зону ответственности.
Вспоминаю звонок Олега Арутюнова по дороге в Ейск: «Я тут песню написал к спектаклю! Слова сейчас пришлю, а вот мотив — подумайте с Женей, а то у меня как-то слишком ДДТ-шно получается». И как мы потом с Женькой до 2 часов ночи меняли мотивы и тональности, подправляли текст и как за несколько дней до спектакля Женя всю ночь сводил и записывал песню вместе с Максом. И родившаяся песня изменила финальную сцену спектакля.
Как включился в нашу команду Андрей Гагарин, дополнив наше техническое оснащение необходимым оборудованием по свету и звуку.
Вспоминаю как каждый день рассылал ВКонтакте приглашения друзьям и членам группы «ПутеШествие» и удивлялся то безразличию, то ссылками на занятость… Но полученный до этого в Ейске опыт виндсерфинга сделал моим девизом простую правду: «Продолжай поднимать мачту!» — других способов добиться результата — нет! И я снова писал, звонил и приглашал.
Лишь в день генерального прогона, когда заработали вместе и свет и звук и видео… И приглашенные гости смотрели, затаив дыхание на игру актеров и постановку, я понял что все наконец сложилось воедино!
Счастье! Мой небольшой дебют на сцене не был для меня настолько волнителен, как предстоящее проведение аукциона по продаже картин детей с ограниченными возможностями, написанные на моем мастер-классе. И, признаться, процесс первого аукциона мне не понравился. Я не смог развернуть процесс торгов и заинтересовать большое количество участников. Картину Насти купили за 5000 рублей — и это был хороший результат, но сам процесс… Зрители негативно или равнодушно восприняли сам факт проведения аукциона. У меня возникли сомнения: а стоит ли это делать вообще? Но я преодолел свои сомнения, вспомнив о том, что цель аукциона — помощь детям инвалидам и она — гораздо больше, чем мои опасения и страхи. «Продолжай поднимать мачту»… Я начал искать причину в себе и нашел… На следующем аукционе я решил просто рассказать историю про мальчика — Костю Шестерова, юного художника, подопечного моих друзей — Центра «Анима», который нашел свое призвание и хобби — живопись акварелью и начал со страстью писать все новые и новые работы, но… начал терять зрение. Он рисовал до тех пор, пока мог хоть как-то различать свет и тень, но полная слепота не дала ему стать художником… Но он не отчаялся! Он начал заниматься музыкой! Его акварели остались не оформленными и нам захотелось сделать рамки для них, чтобы повесить на очередном концерте с его участием, что в общем и стало целью данного аукциона.
Финансовый результат был такой же, как и в первый день, но… ощущения от самого аукциона остались совсем другие!
Не могу не поделиться чудесным продолжением данной истории! После спектакля ко мне подошел мужчина по имени Дмитрий и спросил: «А вы уверены, что Костя окончательно потерял зрение? Я могу помочь сделать обследование и договориться о существенной скидке на операцию в клинике Святослава Федорова» и оставил свой телефон…
Я увидел новую цель! Сбор денег на эту операцию! Увидел новую возможность вернуть зрение Косте! И всего этого могло бы не быть, если бы я смалодушничал, проявил слабость и отказался от идеи проведения аукциона!!! Я лишний раз убедился в том, что эмоции — плохой фундамент для движения, а вот Цель — самый лучший!!!
На следующий день произошло чудо! Иначе я назвать это не могу!
Дело в том, что Наталья Кадочникова решила выставить на благотворительный аукцион картину своего деда — Павла Петровича Кадочникова, которая, в свое время, была подарена им женщине, выхаживавшей онкологических больных… После ее смерти — родственники вернули картину в семью Кадочниковых.
И представьте себе! В последний день премьеры, на последнем аукционе, эту картину покупают за 120000 рублей и Евгений — покупатель этой картины решает оставить ее в семье Кадочниковых! Картина снова возвращается! появляется Огромная надежда на спасение зрения Кости! Как иначе, если не чудом, это можно назвать?
И все дни премьеры зал полон зрителей! И никто не уходит во время спектакля, хоть и длится он 2,5 часа! Актеры играют божественно! Зритель смеется и плачет! Люди уходят, делают пожертвования в детские дома и благотворительные организации с которыми мы сотрудничаем! Довольно большое количество их сотрудников смогло посетить данный спектакль бесплатно! Сеть магазинов «Здоровый малыш» передает детям подарки!
«Добро пожаловать в Жизнь!» Жизнь с большой буквы, где даже спектакль — не просто талантливое произведение искусства, но еще один Шаг к тому, чтобы сделать людей еще чуть более осознанными, а мир — еще чуть добрее!!!
И нет моих слов, чтобы описать глубину благодарности Наталии Кадочниковой, предложившей сделать спектакль по книге (и конечно же неутомимому Феликсу, который нас познакомил), режиссеру, композитору и актерам, техническому персоналу, нашим помощникам-волонтерам, помогавшим в продаже книг и билетов, работ ребят из детских домов, которые не просто делали свою работу, а присоединились к той миссии, которая предназначена «П.Ш.», прочитав книгу. Делая это в свое свободное время и веря в общую для нас цель! И, конечно же, огромное спасибо тем, кто нашел время и возможность купить билет и прийти на спектакль, поддержав его своими деньгами и присутствием, тем, кто приобрел на аукционе картины, кто оставил свои пожертвования!
Низкий всем вам поклон!
Пожалуй это самое лучшее ПОСЛЕВЧЕРАШЬЕ за последние несколько лет!

Продолжай поднимать мачту (мечту)!

Счастье! Вот оно какое! Оранжевый воздух, оранжевый песок, мокрый *гидрик, уставшие руки и плещущееся где-то за спиной море… такое спокойное и дружелюбное. Сойдя с доски, я падаю на колени и выбрасываю руки вверх… Еще хочется целовать пляж и это предзакатное небо. Мои мысли все еще продолжают лететь под парусом, направляя серф именно в ту сторону, в которую мне нужно и с той скоростью, с которой мне нужно… Завтра уезжать и я уеду с ощущением победы, моей первой победы над ветром и очередной — над собой.
Точнее, нет! Не над собой! Я вдруг понял… как это не правильно звучит “Победа над собой”. А кто тогда проиграл? Я сам? Представляю “себя”, лежащего на поле брани с оторванной башкой, а рядом стою “я”, поставив ногу на грудь поверженному “себе”… Какая-то некрасивая картинка получается!
Может поэтому в нашей жизни часто все идет “как-то не так”? Редко побеждаем себя — ругаем себя. Часто побеждаем — убиваем очередную частичку себя. А потом мучаемся от накатившей грусти и тревоги о том, что вроде все правильно сделал… а внутри пустота и грусть. Да и вообще… кто кого побеждает? Разум чувства? Или дух плоть? Или наоборот?
Можно подумать, что вселенная создала тебя из нескольких “я”, для того, чтобы одно из них уничтожало другое…
А может все гораздо проще? Может не надо бороться с собой? Может надо просто полюбить себя целиком, со всеми своими “недостатками” и “слабостями”, простить себя за них, обнять себя мысленно целиком, без остатка… Ощутить какое богатство ты держись в своих руках… в виде себя. Обрадоваться себе и улыбнуться, увидев свое отражение в зеркале, а не искать прыщи и лишние граммы.
Может просто ставить себе цели и идти к ним, включая свои ресурсы и сильные стороны, и не пытаться затевать борьбу со слабостями и недостатками…

За 5 часов до этого…
Шел пятый день моих тренировок. Я вышел на воду в сильный ветер с полной уверенностью в том, что мои вчерашние навыки помогут мне летать по ветру, аки птице, или, хотя бы летучей, рыбе… Небольшая волна и **отжимной ветер не смущали меня. Каково же было мое раздражение, когда, едва вытащив мачту с парусом за старт-шкот из воды, ветер тут же вырывал его из рук и швырял обратно в воду. Попытка за попыткой… И с каждой попыткой берег становится все дальше и дальше… Десять, двадцать, тридцать… я уже не знаю, который по счету раз мачта падает в воду и сколько раз я падаю вслед за ней… Ну что ж… надо успокоиться, собраться… Я сажусь на колени на доске и минуту отдыхаю… Потом делаю очередную попытку… Лечу в воду… Мачта вместе с парусом накрывает меня сверху. Отчаянье и злось… Неужели я ничему не научился за эти дни… Меня все ближе и ближе относит к рыбачим сетям… я ничего не могу сделать, кроме того, что положить парус на корму и грести руками. Но так этого не хочется! Я понимаю, что еще несколько минут, и, если я не смогу пойти против ветра к берегу, я обязательно попаду в эти чертовы сети… Но с каждым поднятием паруса у меня возрастает уверенность в том, что еще чуть-чуть… и я смогу удержать и его, и нужное направление… Если бы еще не ныла так спина, уставшая от постоянной “становой тяги”…
“Дима! Клади парус!” — слышу я в далеке голос Юрки. Юра плывет на доске без паруса в мою сторону.
“Ты знаешь что это?” — спрашивает он, подплывая и показывая рукой на сети, “Давай меняться!”. Конечно хочется сказать ему, что у меня все ОК, что еще чуть-чуть и я смогу уйти сам под парусом, но понимаю, что Юра вряд ли приплыл за мной для того, чтобы вернуться на этой же доске обратно и меняю свое парусное плавсредство на его доску. Обратную дорогу я запомню надолго… Больше часа я выгребал обратно лежа на доске, против волн и ветра, мысленно “благодаря” Юрку, себя и всю Должанку. В какие-то моменты казалось, что силы уже закончились, но понимание того, что я не хочу сдаваться и звать на помощь заставляла работать в режиме весел мои, уже порядком уставшие руки. Последние метры тянулись бесконечно. Счастье! Долгожданное дно под ногой! На берег я буквально выполз.
“Теперь ты понимаешь, что тебе нужно делать в такой ветер?” — спрашивает Юра, когда я подхожу к палатке.
“Кататься, конечно!” — отвечаю я.
“Сидеть на берегу, Дим! Это не для новичков! Видел, люди на ***пятерках сегодня ****глессируют! Хотя… Молодец, что вышел…Это ценный опыт…” — резюмировал Юра.
“Опыт чего? Я же ни разу не проехал и 5 метров!”
“Потом поймешь!” — философски заканчивает Юра.
С трудом верится, что я получил какой-то опыт… Разве, что опыт падений и поднимания мокрого паруса из воды…
Но проходит несколько часов, ветер немного стихает, я выхожу на воду и серф “неожиданно” становится послушным и управляемым. Я ношусь вдоль серфприюта туда и обратно, спокойно меняя направление и не падая в воду. Я начинаю получать удовольствие от того, как повисаю на *****гике в противовес парусу при усиливающемся ветре и продолжаю двигаться все быстрее и быстрее без страха упасть…
Что это? Если и победа, то только благодаря себе,а никак не вопреки. И эти несколько сотен падений, и эти, казалось бы бесполезные попытки поставить мачту и развернуть парус на сильном ветру… Все это по крупицам давало мне нужный опыт, создавало запас прочности и силы и вело к этому результату!
Как я могу говорить, что победил себя?! Нет, я победил неработающие способы передвижения работающими, победил незнание — опытом, личным опытом. Мое тело помогло мне выжить и научиться управлять новым средством передвижения по воде. Что, кроме благодарности я могу испытывать к себе за это?
И как это похоже на жизнь, на бизнес, на отношения, на любое новое дело… Когда нужно несколько десятков или сотен раз подняться после очередных падений, не зная, когда им на смену придет новый опыт… Но он обязательно придет, если продолжать и продолжать не смотря ни на что.
И теперь, если меня спросят, “что нужно сделать для того, чтобы преодолеть ту или иную сложную жизненную ситуацию”, или “как достичь состояния счастья” я знаю что отвечу: “Продолжай поднимать мачту!”
____
(*гидрокостюм)
(**от берега)
(***парусах небольшого размера)
(****состояние, когда доска движется практически не касаясь воды)
(*****горизонтальная перекладина к которой крепится нижний угол паруса и за которую держаться и управляют парусом)

У тебя на коленках

Как не вовремя эта хворь… Хотя она никогда не бывает вовремя… Но здесь в самолете, над Атлантикой, на высоте 10 километров, это кажется особенно неуместным.
Ты трогаешь мой лоб. Беспокоишься. «Может вызвать стюардессу?» «Ни в коем случае!» — возражаю я — «Не хочу, чтобы меня ссадили с самолета и увезли во Французскую клинику». А про себя вспоминаю не дописанный роман, в котором… Нет уж! Хватит совпадений!
Голова тяжелая, как земной шар и я кладу ее тебе на колени, а сам думаю: «господи, как же ты ее выдерживаешь?»
Но промолчу. Язык застрял где-то в районе Южного Полюса.
«Как ты?» — все еще волнуешься ты.
«Не спрашивай. Все хорошо. Завтра буду как огурец. Просто гладь меня по голове.»
Ты начинаешь гладить. Мягко и неторопливо. Кости ломит и голова гудит, но вдруг становится как-то…уютнее и легче.
Тело расползается как часы Сальвадора Дали, и ему все равно в какой позе находиться. Оно как детская игрушка «лизун», принимающее любую форму.
А я вдруг вспомнил детство, когда лежал в кровати и мама гладила меня по волосам… И мне вдруг снова захотелось почувствовать себя маленьким и любименьким… Казалось бы навсегда забытое чувство. Ведь мамы нет. Но есть ты. И я хочу, чтобы сегодня… пусть даже всего на несколько минут, ты стала моей мамой.
Я не хочу сейчас бодриться и делать вид, что мне море по колено. Я не хочу из последних сил вымучивать образ несогбенного героя. И мне наплевать на то, что на какое-то время я оставлю свою роль покорителя вселенной! Сейчас я хочу побыть маленьким и слабым. И хочу ощущать, как твои руки бережно и заботливо дотрагиваются до меня. Я хочу набраться сил, которые может дать только такая, материнская нежность.
И тогда завтра я снова стану покорять Вселенную, и нести глагол. Я снова стану побеждать и стремиться. Ставить цели и писать планы. Спорить и убеждать. Биться и сеять зерна на поле дипломатии…
Но только не сейчас. Сейчас просто гладь меня.

Куба-3: Ночевка на маяке

Наверное каждый в детстве смотрел фильмы, в которых команда какого-нибудь корабля радостно кричит «Земля!» И через несколько минут все радостно выходят на берег.
На самом деле, с тех пор, как землю становится видно и до того момента, как ее почувствует нога, при условиях хорошей погоды и дневного времени, может пройти и час и больше времени.
При длительных переходах (а у нас максимальный составлял 11 часов) ждешь этой призрачной полоски, как манны небесной. Что ж говорить о тех, кто ходит сутками, неделями, месяцами…
Мы шли из Съенфуэгоса в Кайо-Ларго.
Чтобы переход не был слишком долгим остановиться на ночлег решили у маяка.
Маяк, в отличие от полоски земли стал заметен уже часа за 2 до того, как мы к нему подошли. Высадка на берег не входила в наши планы. Мы бросили якорь метрах в 300 от берега. Вместе с нами решил отдохнуть и этот день. И чем больше он уступал свои позиции ночи, тем сильнее становился ветер.
Мы сидели на палубе и ужинали. То и дело шум волн перекрывался ревом «тузика», единственного средства передвижения между пришвартованными на некотором удалении друг от друга яхтами. После каждой швартовки количество гостей на нашем ужине то прибывало, то убавлялось. Яхту прилично покачивало. Над головой чистое звездное небо. Месяц в этом полушарии — как не допитое в бокале белое вино: жмется книзу. Разве может быть лучше обстановка для долгих задушевных бесед? Показываю ребятам видео с наших творческих вечеров. Как нельзя лучше в тему подходит видео на котором Олег Аутюнов читает свое стихотворение: «Вот тема этой весны. Видеть хочется только цветные сны…»
Яхту довольно сильно ведет из стороны в сторону. В кромешной темноте понять стоит ли яхта на месте или ее куда-нибудь уже унесло можно только ориентируясь на маяк и фонари на вершинах мачт нашей флотилии. Периодически ловлю себя на мысли о том, что перестаю ориентироваться: где находится маяк, а где наша яхта относительно других. Иногда кажется, что нас уже куда-то несет… или не кажется. И вот, в какой-то момент, выглянув за левый борт, понимаю, что огни на мачтах соседей уже еле видны вдалеке. Пик-пик-пик: тревожно и монотонно запищала GPS-сигнализация. Прибежал Рамиро — наш шкипер и завел мотор. Значит все-таки не показалось. Нас действительно сорвало с якоря и начало нести в открытое море. Кэп дает мне сигнал поднимать якорь, Валерке сует в руку фонарь, чтобы подсвечивал по ходу движения, Володя тоже следует указаниям шкипера и начинаются маневры. Казалось бы: что может быть проще, чем снова встать на якоре, но… Мы обходим весь строй яхт и заходим с правого фланга, а шкипер почему-то не спешит подходить в сторону острова. Наш катамаран несколько раз разворачивается на 360 градусов и нисколько не приближается к месту швартовки. Фонарики в руках кэпа и Валерки рыскают по морским волнам. «Чего же он ждет?» — периодически терзает меня вопрос… Мы медленно подползаем в сторону береговой линии… Вот наконец-то! Рамиро командует бросать якорь. Медленно и жестко течет змейка якорной цепи… Якорь брошен. Мы ждем минут 10… И нас снова начинает уносить в море. Опять маневрируем минут двадцать… Снова попытка. На этот раз успешная. Но понять это можно лишь спустя минут 10, сидя на прохладном шквальном ветру. Получилось!
И снова чай на палубе и радость от того, что получилось!
… А ночью очень долго не мог уснуть. Ветер все усиливался. Катамаран болтался как игрушечный. То и дело волны заливали верхний иллюминатор. Разум убеждал в том, что все спокойно и безопасно, но что-то животное внутри заставляло быть настороже. Древнее чувство самосохранения давало понять, что здесь, вдали от населенных пунктов и марин, мы как сухой лист в озере.
Огромное черное бархатное небо с россыпью платиновых искр. Неспокойное всесильное море и неумолимый ветер…
Где-то глубоко в цепочках моих генов все это нашло свой отклик и я словно бы оказался на деревянном корабле, много недель идущем по морю и везущем чай и специи, корабле, в котором каждый новый день — это подарок за веру и надежду, и я как никогда сильно ощутил, что утро не может быть не добрым, если оно застает тебя живым!

Куба-2: яхтинг-колядки

Я знаю для чего люди занимаются яхтингом. Я понял это, походив неделю на яхте по Карибскому морю.
Все что происходит в открытом море — длительные переходы, победы над морской болезнью, борьба со стихией и режим экономии ресурсов… все это уходит на второй план, когда ты возвращаешься в марину и ступаешь на твердую землю, по привычке покачиваясь и расставляя пошире ноги. Ты видишь улыбки знакомых лиц на соседних яхтах, смех и почти уже родные голоса коллег по походу. Да и не только знакомые. Здесь, на берегу, каждого, кого ты встречаешь на соседней яхте хочется, как минимум, поприветствовать, а может даже забежать в гости.
Даже утренний поход в душ или в магазин — небольшое событие, так как по дороге человек десять крикнут тебе «Доброе утро» и помашут рукой, кто-то что-то расскажет, кто-то зазовет в гости или придет к тебе на чашечку пуэра.
До сих не могу забыть стихийно возникшие колядки на Кайо Ларго. Когда Лешка Спирин вдруг запел «Гуантанамера» (ну это правда я сейчас такой умный стал, а на Кубе был уверен, что нормальные пацаны поют «Кванто Ромеро») и тут у меня и остальных ребят, нарядившихся за 5 минут до этого кто во что горазд, возникло желание наколядовать чего-нибудь на завтрак. А дальше — полнейший драйв и отрыв мозга! Несколько товарищей в сомбреро, кто-то в кислотных париках, кто в пиратской треуголке… На мне оказался берет с помпончиком, шарф, очки и блокнот с карандашом: все, что я успел одолжить только что у нашего французского друга Володи для небольшой фото сессии. Образ художника лег как родной: «Уно пинтура, уно песо! Перфаворе!» Двигаясь от яхте к яхте и горланя во всю дурь мы собирали свой кубинский оброк под гогот и аплодисменты ни в чем не повинных зрителей. После нескольких подарков родилась традиция: спеть хором «Оле, Оле, Оле! «Название яхты» вперед!»… Но только тем, кто не скупился. Конечно, самыми радушными дарителями были наши-родные земляки, хотя досталось нам и от братьев-эстонцев и от менее братских народов. «Ай да! По колядуем на Jamaica!» (Самая большая яхта в нашей марине). И вот мы уже идем, распевшиеся и разогретые, то есть в лучшей творческой форме, к данному судну. Англоязычные (айпад пытается исправить на «нагло язычные») пассажиры сего корытца строят из себя английских лордов (а может и вправду?) и пытаются найти в своих путеводителях подсказку, ответ на вопрос: что делать, когда ряженные русские поют тебе дурным голосом песни и машут маракасами? Но гугла под рукой нет, а в справочнике написано только одно: «Russia is dangerous». И помахав напруженными рученьками и похлопав прищуренными глазками, не снимая дежурной улыбки, ретируются в каюты, где наверняка достают из тумбочки молитвенник и до самого отчаливания шепчут в отчаянии за спасение своей католической души от этих непредсказуемых русских. Но продуктов Ямайка не дает! «Ребятки, а давайте им за это споем «Аргентина-Ямайка 5:0» — предлагаю я, Спирин запевает и наш хор затягивает эту чайфовую песенку! Последние пассажиры Ямайки скрываются в ее утробе. На палубе остаются только глухие либо неграмотные (кто не смог прочитать «путьеводьитьель длья путьешествьенников»).
Продолжая напевать дальше песенку про крестьянку из Гуантанамо (видимо америкосам в свое время песенка тоже запала в душу, хотя они увековечили память о ней по-своему, по-американски, построив там свою тюрьму, прославленную чуть позже отнюдь не песенками), наша стихийная фольклорная труппа рассасывается по своим яхтам, ведь скоро очередной переход…
При дележе наколядованного достался кокос, который правда потом скрылся в неизвестном направлении, пообещав быть порубленным до состояния баунти. Что ж тут поделаешь… пираты!;))

Куба-1: Гавана

Страна — праздник. Страна — абсурд. Страна, которую можно понять, лишь влюбившись в нее.
Кубинцы мастера коктейлей. Они научились смешивать не сочетаемое! Советский сервис и американские автомобили, бесплатные уроки сальсы и платные туалеты. Где еще ты найдешь испанского мучачос с именем Иван (не по приколу, а по паспорту!)?
Вообще эта страна — огромное бюро находок вещей, пропавших из разных стран в разные эпохи. В этой стране я нашел пропавший у папы в 80-х оранжевый «Москвич-2140»! Так вот он где! Теперь работает как такси! Ну, пользуйтесь друзья! Если, кстати, у кого еще что-то помахало зеркалами лет двадцать назад, не переживайте! Все здесь! Расслабиться могут и правнуки американских промышленников: помашите ручкой своему Шевроле или Форду 50-х годов выпуска! Он здесь! Развозит задницы туристов из Бодегиты по отелям. И чем старее модель,… тем она новее!
Хотя у меня есть и более мистическая версия: представьте, что машины просто создали для себя рай, где можно жить вечно… Догадываетесь, где он? Только никому не говорите!
Чем ближе к центру Гаваны, тем больше Испании. Те, кто построил самую красивую часть города, оставили заодно и свой язык. Не надо говорить: «Ай эм нот Ола, май нэйм из Наташа», когда кубинец говорит тебе радостно «Ола!»
В центре города, на площади, продается очень много старинных испанских книг. Покупаю за 40 кук «Quo Vadis?» 1900 года. Почему? Просто единственная книга, перевод названия которой мне понятен. Кто не знает » Камо Грядеши?» Нет, узнал конечно и Библию 18 века, но для нее пришлось бы организовать еще одно место в багаже. Она здесь стоит столько же, сколько 2 или 4 коробки сигар «Cohiba Esplendidos»
(Смотря у кого покупать).
Тут же предприимчивые кубинцы продают мне фуражки с изображением команданте Че. Парадоксы истории, но самым продаваемым и доходным образом подпольно нарождающегося на Кубе капитализма является образ борца с тем самым капитализмом. Но можно посмотреть и с другой стороны: Че снова в обойме! Он снова помогает простым людям…
Не хватает только милиционеров, которые внезапно появлялись бы на площади и хватали за руки фарцовщиков, позорящих светлое имя… Да и хорошо, что не хватает.
Стайки юных пионеров, идущих строем вызывают у меня жгучее желание крикнуть «Будь готов!». Кричу. Не понимают… Ах да, забыл отдать салют… Поняли!!! В небо взмывают кончики детских пальчиков…
Развеселый Артем Сурин предлагает прокатиться всей ванлайфовской братве на кабриолетах по центру Кубы. Если кто еще не знает, то движение «One Life» предлагает не просто вспомнить, что жизнь одна и прожить ее нужно ярко и интересно, но и дает конкретные пути, организовывая походы по морям и океанам, горам и пустыням… Ведь жизнь измеряется не количеством вдохов и выдохов, а количеством моментов, когда захватывает дух. Здесь их будет предостаточно!
Бойкие кубинские (хотя цену накручивают не хуже грузинских) таксисты довольно быстро организовывают больше десятка кабриолетов всех цветов радуги, брызжущих на солнце раскаленным золотом и серебром и мы отправляемся в путь…
В руках красный флаг, на голове фуражка «а ля Фидель»… Ощущаю себя частью кубинской социалистической революции… Кажется, что местные жители тоже почувствовали революционный дух проносящихся мимо них кабриолетов с выкрикивающими что-то на чужом языке чегеварами и чегеварями.
Вглядываюсь в лица. В основном удивление, но также сдержанность и настороженность. Только маленькие дети или молодежь машут руками и улыбаются. Сначала не могу понять, в чем дело… Потом вспоминаю СССР и все становится на свои места: страна-то все еще социалистическая, а тут эти буржуи разъезжают на антикварных тачках, получасовой прокат которой стоит как зарплата кубинца за 2 месяца (не преувеличиваю!)
И понимаю, что не зря возник в моей голове революционный образ. Очень может быть, что жители Гаваны впервые видят такой кортеж из иностранцев, который без всякой политкорректности заявляет о том, что есть другая жизнь, другой мир и другие люди. Может кто-то сегодня вечером, хотя бы один человек, примет решение изменить свою жизнь, а завтра начнет делать смелые поступки. Вспомнит, что жизнь-то одна, и, черт возьми, она еще не закончилась!!!