У тебя на коленках

Как не вовремя эта хворь… Хотя она никогда не бывает вовремя… Но здесь в самолете, над Атлантикой, на высоте 10 километров, это кажется особенно неуместным.
Ты трогаешь мой лоб. Беспокоишься. «Может вызвать стюардессу?» «Ни в коем случае!» — возражаю я — «Не хочу, чтобы меня ссадили с самолета и увезли во Французскую клинику». А про себя вспоминаю не дописанный роман, в котором… Нет уж! Хватит совпадений!
Голова тяжелая, как земной шар и я кладу ее тебе на колени, а сам думаю: «господи, как же ты ее выдерживаешь?»
Но промолчу. Язык застрял где-то в районе Южного Полюса.
«Как ты?» — все еще волнуешься ты.
«Не спрашивай. Все хорошо. Завтра буду как огурец. Просто гладь меня по голове.»
Ты начинаешь гладить. Мягко и неторопливо. Кости ломит и голова гудит, но вдруг становится как-то…уютнее и легче.
Тело расползается как часы Сальвадора Дали, и ему все равно в какой позе находиться. Оно как детская игрушка «лизун», принимающее любую форму.
А я вдруг вспомнил детство, когда лежал в кровати и мама гладила меня по волосам… И мне вдруг снова захотелось почувствовать себя маленьким и любименьким… Казалось бы навсегда забытое чувство. Ведь мамы нет. Но есть ты. И я хочу, чтобы сегодня… пусть даже всего на несколько минут, ты стала моей мамой.
Я не хочу сейчас бодриться и делать вид, что мне море по колено. Я не хочу из последних сил вымучивать образ несогбенного героя. И мне наплевать на то, что на какое-то время я оставлю свою роль покорителя вселенной! Сейчас я хочу побыть маленьким и слабым. И хочу ощущать, как твои руки бережно и заботливо дотрагиваются до меня. Я хочу набраться сил, которые может дать только такая, материнская нежность.
И тогда завтра я снова стану покорять Вселенную, и нести глагол. Я снова стану побеждать и стремиться. Ставить цели и писать планы. Спорить и убеждать. Биться и сеять зерна на поле дипломатии…
Но только не сейчас. Сейчас просто гладь меня.